Синяя птица

В поисках 4-й просеки.....

Огромная благодарность автору поста о Святошино.... фиг бы я сама разгребла все эти карты, весь этот Гугл....
https://luckywalrus.livejournal.com/11614.html

Ещё немного - и мне удастся найти схему старого 14-го трамвая, а летом - дойти по этой схеме пешком до Святошинских озёр, до того места, где мы с бабушкой отдыхали в летние дни моего беззаботного детства.....
Авто
  • volha_l

Сказочка про Звезду Алмазочку

Нынешняя осень выдалась урожайной на сказки. Я тоже, поддавшись общему настроению, написала продолжение одной инопланетной истории.. оказывается, сказкосочинительство- штука заразная :)) Если интересно, мою и не только версии можно прочитать здесь: 
Про планету %&$^# и попугая

Мне же хочется предложить вам замечательную Сказку, написанную qween_of_tears  для меня (да!)) 
Вот как было дело. Прочла я в ленте, что qween_of_tears пишет сказки по заявкам друзей и, конечно же, отправила свою заявочку:)
В детстве мне бабушка перед сном часто приговаривала: 
"Расскажу тебе сказочку
про звезду Алмазочку,
про улиточку рогатую
и про белочку хвостатую".
А саму сказку так и не рассказала...

И вот, посмотрите, как здорово получилось! 

..


Collapse )
айхерб на русском, коды айхерб, скидка iherb, промокод айхерб

Польза лецитина для организма. Лецитин соевый или подсолнечный? Какой лучше? Лецитин на iHerb.com


Содержание:

Открытие лецитина
Лецитин применение
Лецитин состав
Польза лецитина для организма:
Лецитин в построении клеточных мембран
Лецитин польза для печени
Лецитин польза для мозга
Лецитин польза для сосудов
Лецитин для нервной системы
Лецитин инструкция, дозировка:
Дозировки для взрослых
Дозировки для детей
Лецитин на сайте iHerb:
Соевый лецитин
Лецитин подсолнечный
Яичный лецитин
Сайт iHerb код на скидку - NIH688

Эта статья - моя очередная маленькая гордость. Я долго её писала, а моим вдохновением и источниками знаний стали легендарные учебники по биохимии.

Я решила не писать долгих вступлений, а сразу перейти к описанию лецитина - вещества, о котором многие слышали, но не все знают, чем оно так полезно. А между тем - это одна из базовых добавок для поддержания здоровья.

В завершении статьи я дам подборку добавок лецитина, которые можно приобрести на сайте iHerb.com.


Открытие лецитина

Купить со скидкой


В 1845 году французский ученый Теодор Николя Гобли обнаружил схожий химический состав между яичным желтком и тканями головного мозга. Двадцать лет потребовалось ученому на доказательство своей теории, в результате которой он определил объединяющее их вещество и назвал его лецитином, что в переводе с греческого означает - желток.


Ученый установил, что лецитин - это жироподобное вещество, которое на 75% состоит из фосфолипидов (фосфатиды или эссенциальные фосфолипиды), триглицеридов и незначительного количества других веществ.

Позднее выяснилось, что молекулы фосфолипидов содержатся в тканях всех живых организмов и являются основными структурными компонентами клеточных мембран. Больше всего фосфолипидов в тканях с высокой интенсивностью обмена веществ: печени, мозге, сердце, нервных волокнах, а также в плазме крови и желчи.

Collapse )
  • hivaoa

прах к праху...

Меня как депресснет сильно, так я как первоклассница начинаю думать о смерти, что вот умру я...
но почему-то будучи первоклассницей - я все больше думала о том как я буду лежать в платье и все будут рыдать и цветы и все такое...

теперь же, будучи, по крайней мере внешне, вполне себе тетенькой, меня почему-то больше стала волновать техническая сторона вопроса...
ну...например, чтоб гроб был из фанерки, а не деревянный, а то ведь замается кто таскать его...
но это все фигня. почему-то больным вопросом последнее время стал вопрос моего праха.
в общем, я склоняюсь к мысли.. что лучше б его развеять... ни с памятником проблем не будет, ни по весне никто не будет мучаться о том, что надо пойти покрасить ограду.... в общем если бы не две проблемы - найти развевателя... и что им потом делать с урной... вопрос можно было бы считать решенным..

про урну это не просто так.
Меня один раз попросили развеять прах. Поэтому я лично знаю, как это все устроено, что урны запечатывают прозрачным герметиком, а внутри пластиковая капсула. и вот ты из этой капсулы веешь прах над местом Х.. а потом у тебя в руках... остается эта капсула... и урна, ценой минимум 100 баксов.. и что с ними делать?? Хранить на память?? Зарыть на кладбище и поставить памятник? а зачем тогда вообще веять было? В общем возникают миллион вопросов..
но мне свезло, я в море веяла , так что мы урну с капсулой загрузили тяжелым и  просто утопили неподалеку...

одному моему парижскому  знакомому в качестве последней воли было велено спустить прах покойного в унитаз.... они посоветовались... и в результате развеяли в Сену. Спрашиваю... а как же воля??
а.. говорит, во-первых вся вода из унитаза в конечном итоге попадает в Сену.. А во-вторых... ты представляешь что будет с унитазом, если в него смайнать урну праха??? он же не смачивается..
в общем... с унитазом.. гнилая идея
Синяя птица

Не доверять слепо, как Богу, но думать собственной головой…

В результате просмотра  некоторых видео «не про перец»  от господина Львова, но ни в коем случае НЕ СПОРЯ С НИМ, ибо он всё равно умнее меня…. Тсзть, верховенство мозга – признаю, верховенство патриархата – нет.
Исключительно моё собственное «имхо» выскажу, да и заткнусь себе, как просил автор в одном из видео. А чего? Я ведь «дура и блядь» (цитирую господина Львова), и дочь «дуры и бляди», потому что и моя мама, и я, мы обе, слава тебе, Господи, в разводе да и танцами обе с детства занимались с удовольствием (только вот почему ни одна из нас в результате не сблядовалась – это уже отдельный вопрос, автором видео ещё не освещённый).

Об отстреле бездомных собак. Предлагаю отстреливать не только собак, но и кошек.  А также, желательно, и их любящих хозяев и вообще всех защитников природы, а то, знаете ли, лисы разносят бешенство,  белки могут насорить ореховой скорлупой, а ведь бывают ещё всякие там барсуки, медведи, да мало ли…  И обязательно всех птиц, ибо «орнитозики всякие и перьевой клещ». А заодно – всех матерей-одиночек, разведённых женщин, а также их «неправильно воспитанных детей». И заодно туда же мою подругу Надежду, воспитавшую без мужа двух прекрасных парней, абсолютно самостоятельных с детства, не «подружек для мамочки», а парней с реально мужским  (но не мужицким) потенциалом, но отстрелить можно за то, что не мужиков-мужланов воспитала, а мужчин…  И давайте-ка  заодно вспомним, что собака и не обязана нести ответственность перед сообществом людей, если это сообщество обошлось с ней по-скотски. Не собака плоха, а хозяин дурак. Напомнить лихие 90-е, когда по улицам бродили своры мега-породистых собак, выброшенных на улицу «ответственными членами человеческого сообщества» - колли, доги, пудели, борзые?  Я сама это видела, собственными глазами… и дети наши видели… и учились… импринтинг-то никто не отменял…
А кому-то может быть ещё кто-то не нравится, при том вполне «аргументированно». Я, например, боюсь детей до дрожи в коленках, хотя и никогда не возникала у меня мысль об отстреле… Кого там Гитлер «не любил»? А ККК? … туда же, в ту же кучу… а в одной большой стране сейчас не любят всех представителей негроидной расы, а также европейцев вообще… И пошло-поехало… и до чего мы так дойдём? И дойдёт ли кто-нибудь вообще? Всех отстрелим, кто кому там опасностью покажется, да и ладненько… «Как-то так…»
И вместо того, чтобы сохранять наше здоровье и удачно обходить стороной  всякие «маркетинговые» дурилки, мыть почаще руки, пить чай из сирени, жрать тоннами перец  и БЫТЬ ЧЕЛОВЕКОМ…   – как хорошо, что почти в каждом видео автор советует НЕ  доверять ему слепо, как Богу, но думать своей головой. Но ведь есть же и толпы НЕ  думающих! И вот попадётся им на глаза это видео с призывом отстрела – и повторится ситуация с Симоном Петлюрой,   и «петлюровцами», не имевшими к Петлюре отношения никаким боком, от слова «совсем». Отстрел  же предлагаю производить прямо на глазах у наших детей – ибо «импринтинг» должен работать правильно, раз о нём так часто говорится.  Как можно, блин,  быть сапиенсом и типа думать своей головой, если эта голова начисто забывает об элементарной стерилизации для бродячих собак? А ведь клуб «Четыре лапы» проводил эту акцию повсеместно чуть ли не в течение года  (ну, может, в Ижевске или где в Омске и не проводил, но там же есть местные ветеринарные клиники… и пока мужик будет отстреливать, настоящий мужчина организует гринписов, сердобольных собачников  и ветеринаров на отлов и стерилизацию… так, чисто к примеру…).  На фига нужна такая голова, чтобы ею думать и производить мысли про отстрел, а не про человечность?

А теперь  –  КАК  думает МОЯ голова, голова женщины, но не бабы дурной базарной да капризной. За познавательные видео – спасибо и земной поклон.  Как только рассчитаюсь с долгами за мамочкину операцию и лечение – сразу же оплачу регистрацию на сайте, потому что новые знания мне нужны и очень нужны, особенно, если от них зависит продолжительность жизни моей мамочки (а, следовательно, и моя).  Так вот: кошку  мою – никогда не предам, не отстрелю и на живодёрню не свезу. Буду чистить квартиру и чаще мыть руки, уже договорилась про листья сирени в экологически-чистой зоне, весной поеду собирать  –  будем чаёвничать. Будем  к химиотерапии (надеюсь, рецепты реально помогут и мы победим и прекратим подтравливать организм этой гадостью) прибавлять всё,  до чего только руки дотянутся – мегалитры воды, мегатонны капсаицина (да, я знаю, что это яд, спасибо, в сети есть смертельные дозы, я в них не залезу, у меня голова на плечах именно для думанья), сирень, куркуму, запеченное свиное сало, отвар заготовленной в январе-феврале омелы (без белых ягодок), чеснок  – да что угодно. Вот за полезные рецепты и советы – спасибо и ещё один земной поклон. Пусть только КТ покажет наконец-то полное и продолжительное отсутствие лимфоузлов с метастазами!  Ведь не зря же Господь помог и «вдруг» вывел из всего моря интернет-бреда именно на этот сайт!

Про внучат, приехавших к бабушке, у которой живёт «кися». Зная, насколько жестоки и непредсказуемы дети, бедную «кисю» действительно нужно срочно изолировать на это время, и собацю с попугайчиками тоже, потому что нет на свете более жестокого, эгоистичного, капризного и дурного-предурного  существа, чем ребёнок. И не важно, кем он воспитывается – мужиком, мужчиной, женщиной…. Ребёнок априори дурной и жестокий, ему выживать нужно, и он готов идти даже по трупам родных людей. Спасайте «кисю», кто может. И очень мало кто из мужчин или мужиков может привить своему ребёнку с детства мысль о том, что деревцу тоже очень больно, если ему ветку обломать или листья ободрать и выбросить тут же – так же, как и ребёнку, если ему руку оторвать – не-вырастет-новая. Нееет, импринтингом ребёнку будет передаваться именно дурная демонстрация дурной маскулинности… Какая это обезьяна тоже в порыве «демонстраций» обрывает ветки? Такая чёрная, большая и бесхвостая… в вожаки прорывается и что-то там кому-то там доказывать пытается… И ещё: «дитё – это когда поперёк лавки лежит, а когда вдоль – уже не дитё» (М. В. Семёнова)


О патриархате. На примере скандинавов эпохи викингов (извините, что я о своей дипломной).
Бог Один встал во главе пантеона богов именно тогда, когда возникла необходимость в войнах и переселениях. А женщины (генетически-то ведь матриархат никто не отменил) – продолжали крутить своими мужьями так, как им было нужно (внимательно почитайте саги). А то, что женщины посуровели да обозлились малость «не всегда здоровой и не всегда спортивной злостью», да поковарнее стали – так извини, «мужской мир», выживаем как можем-с…. Это именно ты, «мужской мир» вынудил нас идти в асфальтоукладчицы  да обходчицы путей.  Это мы, женщины, допустили такое безобразие и теперь расплачиваемся. Думали же, что защитников родных к рулю допустили, а оказалось…  А мужеский пол объявил себя сильным и главенствующим,  а на деле – пшик. Ибо забыл, что в главенствовании и подавлении ничего хорошего родиться не может – только уродство перекошенное. Славяне имели патриархат? Да ни фига. Матриархат изначально! Оседлые земледельцы, понимаешь ли… Только форма была мягкая, не как у амазонок-воительниц, более направленная на равноправие. Вот у азиатов да в степи – сомневаюсь, что когда-нибудь матриархат был, жизнь у них суровая и кочевая:  оседлости да земледелия нет, дома постоянного нет, значит  всё – женщина это только вещь и рабыня. Ах да, ещё инкубатор бесплатный (хотя… у какого народа это не так?). И когда  определённые славяне сейчас гордо вопят «Да, мы – азиаты!» - оторопь берёт…   Нашли что пропагандировать: под завязку залитого тестостероном агрессора, размахивающего топором патриархата в сторону собственных женщин в собственной семье… лучше бы сначала Настоящими Мужчинами стали…
Я не знаю, какая женщина (с кошечкой) так «насолила» уважаемому автору, хочу только выразить надежду, что он сможет перебороть свою обиду и подняться на новый уровень, выше себя самого. Его-то дети воспитываются в «полной» семье – вот и покажут они нам своим запечатлённым от отца примером,  нужно ли отстреливать собак и считать  танцующих девочек блядями поголовно…. (тут стоит очень грустный смайлик)

О зоне и мужиках. Первое. Не все признают зонный жаргон и пользуются им.  Второе. Раз мы уж зашли в филологические да лингвистические дебри – то предки умнее нас, поэтому выражение «мужской поступок» существует, а «мужицкий поступок» - не существует. Я очень много размышляла на тему, чем же отличается мужик от мужчины… вариантов масса. Если женщина захочет стать бабой и найти себе мужика – пожалуйста, морду раскрасила, юбку покороче одела, вечерком к заводской проходной подошла, из-под полы блеснула пол-литрой зазывно  и – кто клюнул на эдакое, того и берём. И будет оно пить, бить, шалавой обзывать, налево гулять и дети – о, да! – дети всё это скопируют. А вот кто не клюнул – боевую краску смываем, одеваемся снова скромно и – к тому индивиду уже можно и присмотреться, ибо завод – это так, к примеру, а в реале – «человек красит место, а не место человека». Кто смотрел фильм «Я знаю твои секреты» и помнит паталогоанатома – вот он, настоящий мужчина, не смотря на глубоко непривлекательную профессию – спокойный, мастеровитый, любознательный, вежливый, заботливый, УЮТНЫЙ… Построить дом могут одинаково и мужик, и мужчина, только мужика придётся брать на «слабо», а мужчина сам осознает такую необходимость и душу вложит в будущее «гнездо», которое будет наполнять уютом не баба, а женщина – нежная, любящая, заботливая, соратница и единомышленница. Утопия? А вы сами-то попробовали опытным путём? Третье. Шансон – это не слезо-сопливые песни для размалёванных баб в кабаках про черную скамью, владимирский централ да лебедей на пруду. Это совсем другое, но только на территории бывшего СССР нещадно извращённое и «обзоненое». Не надо зону вводить в моду. Петух – это на зоне плохо, а в жизни – полезная птица. Мухи отдельно, котлеты отдельно. В смысле мужик и мужчина имеют общими только гениталии. У меня был один знакомый: абсолютно самостоятельный мужчина, не прячущийся за мамкину юбку, живущий отдельно, автослесарь, мастер на все руки (не на словах, а в реале), вежливый, интеллигентный, хотя мог в тему и пошутить пошло или грубовато (но в тему!), носил длинные волосы, танцевал в ночных клубах, сейчас женат тоже на танцовщице, великолепная семья, растят детей и не бегут разводиться, и права друг перед другом не качают, секрет прост – не только любят, но и уважают друг друга. И он был единственным из моих знакомых мужчин, кто спокойно, без крика и  тупых поучений свысока, мог осадить моего вечно не в меру безудержного  сына. Честно – я просто офигевала. Пацан называл его по имени-отчеству даже потом, спустя много лет. А отец  у моего сынишки… ну ошиблась я,  ну не было у меня опыта, ну выросла я тоже в неполной семье, так Бог миловал и я не стала думать «дура я или не дура – вот в чём вопрос», а  просто пресекла малейшие попытки общения ещё до рождения сына, чем уберегла моего будущего мужчину  от превращения в «энто недоразумениЁ». Хоть и в подружки сыну никогда не набивалась… может, я какая-то неправильная мать-одиночка, нестандартная? Ах, да…. я ж забыла, я же «дура и блядь»…. В спортивную секцию (по-моему, айкидо, уж не упомню за давностью лет) я привела моего сына сама, потому что понимала – должен поставить мозги на место и из агрессора превратиться в здравомыслящего защитника. Так его оттуда попёрли на третий же день, потому что он начал создавать опасные для окружающих ситуации. А тренер был хороший, без загнутых пальцев, но и на него управа нашлась в лице моего мальчика (хихихихи). Ничего, техническая специальность (которую ему опять-таки нашла я) обломала его, успокоила, захватила и сделала неплохим специалистом, который всегда сможет прокормиться.  И жить отдельно отправила, чтобы без прислуги, а сам, своими ручками и головой всё делал и решал. Точно, неправильная я мать-одиночка: таки вырос почти «не бабой». Но чай из сирени я ему уже настоятельно посоветовала, а надо будет – так и листьями собранными поделюсь, чтобы только был живой, здоровый, счастливый, умный, думающий и без  гордыни, без психованного характера.

О козлах. Личный опыт показывает: почти все мужики козлы (хотя, какое право мы имеем обижать полезное животное, сравнивая его с бесполезным мужланом?). Но Мужчины – редкость, но – не козлы. Поэтому сына мы растили мужчиной, а не вечно пьяным и не к месту задиристым дурным демонстратором больших яиц на ровном месте всем, кому не лень. Приучала к разумной толерантности, уж как могла, не позволяла расти овощем-потребителем. Поэтому мой сын не тянется к войне и оружию, с детства у него не было в игрушках ни пистолетиков, ни кукол – были конструкторы. Или это признак «обабившегося»? Вот и вырос отменным технарём с руками и головой. И я тоже конструкторами с детства увлекалась – плохо? А вот драки не люблю и не умею, при надобности (упаси, Господь!) буду просто пытаться убить, женщина всегда страшнее и опаснее любого мужчины, не надо рисковать. И никогда мой сын не рвал цветы, не обламывал ветки, и если берёт к себе домой животных – так вот последний пример будет в виде одноглазой собаки. Трудно ей без людей, без помощи сородичей. А то, что держа в доме собаку (не имея детей) нужно употреблять в пищу дополнительные специи, воду, клюкву, что там ещё по списку – так он от такого рациона только здоровее станет. И нелюдем не вырос – собаку одноглазую не отстрелил из «ложного гуманизма». Что такое мужской мир – это разрушение, навязчивые демонстрации чего-то несущественного, агрессия и насилие. Мир женщины – это созидание и баланс, равновесие и забота. А то, что у нас голос пронзительный – так не вынуждайте нас его применять. Коты, вон, мявчат только во время гона и с малышами. И ничего, им хватает для полного взаимопонимания… как-то так… как-то так…
А вот за полезные рецепты и советы –
ДАЙ БОГ ЗДОРОВЬЯ АВТОРУ И ВСЕЙ ЕГО СЕМЬЕ НА ДОЛГИЕ ГОДЫ
и ещё один – третий, прям по традиции – земной поклон.

…пошла я смотреть плейлист про патриархат и громко улыбаться J

Формула хорошей памяти и соображаемости



В последствиях применения этого рецепта:
— улучшение краткосрочной памяти
— улучшение долгосрочной памяти
— повышение скорости обработки данных
— повышение IQ
— снижение умственной утомляемости
— повышение концентрации внимания
— увеличение длительности концентрации внимания.

Collapse )


Бомбейская группа крови

Как известно, у людей существуют четыре основные группы крови. Первая, вторая и третья встречаются довольно часто, четвёртая распространена не столь широко. Эта классификация основана на содержании в крови так называемых агглютиногенов — антигенов, ответственных за образование антител. Во второй группе крови содержится антиген A, в третьей присутствует антиген B, четвёртая содержит оба этих антигена, а в первой антигены A и B отсутствуют, зато есть «первичный» антиген H, который кроме всего прочего, служит «строительным материалом» для производства антигенов, содержащихся во второй, третьей и четвёртой группах крови.

Группу крови чаще всего определяет наследственность, например если у родителей вторая и третья группы, у ребёнка может быть любая из четырёх, в случае, когда у отца и матери первая группа, у их детей также будет первая, а если, скажем, у родителей четвёртая и первая, у чада будет либо вторая, либо третья. Однако, в некоторых случаях дети рождаются с группой крови, которой по правилам наследования у них быть не может — это явление называется бомбейский феномен, или бомбейская кровь.

Collapse )

И еще что нибудь интересного по медицинской тематике :  вот тут я подробно рассказывал о переливании крови. а вот Чума в Европе. А может кто то интересуется Хиджама — это имеет отношение к медицине ? (Впечатлительным не входить !) или например Наркотики в медицине прошлого и всем известные Символы медицины

Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия - http://infoglaz.ru/?p=48957
ln
  • aspida

:: Lone again ::

Ты, конечно, не помнишь, как однажды подруга Женя пришла и сказала, что кошка Гелка наконец народила котят от её кота. И что я непременно должен взять одного, потому что мне надо, если я ещё не знал. И это было заманчиво, но так невовремя и некстати, по многим, и очень основательным причинам, что я уверенно отказал. Тебя взяли моя сестра и моё молчаливое на её убеждения согласие, что если вдруг что, она тебя и заберёт себе. Потом, конечно, ты сразу же покоряешь всё вокруг, и — это уже навылет — ешь какую-то там гречку или что у тебя было, я гляжу на то, как ты открываешь для себя мир на вкус, и сил сопротивляться очевидному совсем не остаётся.
Помнишь, тем же летом я подумал, что надо, и повёл тебя на улицу, вдруг тебе понравится гулять. Ты тогда ещё был совсем крохой, которому интересно всё вокруг. Мы вышли на траву у общежитского перехода, я вдруг понял, что это же вот только ведь что дождь моросил — совсем чуть, но трава мокрая, а я сообразил не сразу, а только когда ты уже заметно вымок. Кажется, тебе не то, чтобы очень вся эта затея понравилось — ты удивлённо и осторожно переступал среди мокрых, ростом с тебя, травяных стрелок, нюхал изо всех сил воздух и пищал. У меня есть картинка.

Когда-то тогда же я временами немного носил тебя в зубах. Откуда-нибудь в домик. Для порядка и потому что мне нравилось, потому что и раньше практиковал, ну. Кажется, ты был совсем не против. Мне нравится думать, что это нас сделало ближе и ясней друг другу. Общага, дикие нравы. Потом ты стал старше, крупней и рассудительней, и удерживать тебя зубами без вреда для тебя и шубы стало тяжело. После этого только многолетнее регулярное «заесть кота», это всегда хорошо.

А помнишь, на нашей первой странной ненадолго съёмной на цветном, как я закрыл тебя на балконе? Ты вышел туда утром, я торопился на работу и не проверил, как следует, что ты внутри (хотя, был уверен, что на балконе тебя нет). Вернулся вечером с товарищами, и сначала думал, что ты где-то спрятался , а потом вдруг понял, что ты точно не дома, и это наверняка потому что злополучный балкон. Уже несколько навеселе, мы пошли тебя искать и ходили кругами вокруг дома и по окрестным рощицам. Даже, кажется, влезли на крышу, но вот тут моя память не может отличить, было это по-настоящему, или я просто слишком хорошо себе представил, а лестница была, как обычно, не до земли и залезть было никак. Как бы там ни было, я тогда здорово расстроился, а назавтра пришли маленькие девочки-соседки, которые тебя с балкона сняли (как?!), и мне вернули. А потом, ещё день спустя, они пришли снова, и очень жалобно просили тебя отдать им совсем, потому что они так тебя полюбили. Я ответил, как же я его отдам, он же мой друг, и я его друг. А потом, когда «смотревшая за квартирой» хозяйкина сестра вдруг на тебя взъелась, потому что я забыл о тебе загодя предупредить (а ведь сначала разливала елей, что «у сестры кошка, ну конечно можно»), и стала настаивать, чтобы я тебя куда-то дел или уехал сам, я даже малодушно подумал в один момент, что может и стоило уступить девочкам — так бы ты оказался в руках людей, которые тебя любят и вырастут с тобой, а не с этим вот недоразумением без направления и перспектив. Прочь такое малодушие.

А ещё помнишь, мы уезжали из этой квартиры, и я убирал всё до блеска и приводил в первозданный вид перед тем, как вернуть ключи от квартиры; и как уже изрядно утомившись и почти всё завершив, я опрокинул твой лоток? Проклятье, весь чёртов санузел в песке. А потом приклеивал клеящим карандашом стружечки обоев, которые ты очень интересно снимал со стены, а мне вовремя пришло в голову их не выбрасывать, а запасливо собрать, чтобы после восстановить — это у нас даже не преступление, камон, старые обои, которые визуально никак не изменились после косметики. Очень важно было нигде не проколоться — мы уже были прочно записаны в неблагонадёжные, и суровая тётка, бывшая завуч, принимала квартиру, всем видом демонстрируя размер сделанного нам одолжения и бездну нашей неблагодарности. Показно о смотрела каждый метр площади, рассматривала шторы и обои по нижнему краю — не ободраны ли, и вообще была фамильярна и агрессивна, но мы от неё сбежали, вот ловко.

Я не помню, когда и где ты научился тянуть ручки. Кажется, уже после общаги, но в Новосибирске. Почему-то помню квартиру на Терешковой, я возвращаюсь домой с работы, а ты приходишь меня встречать, встаёшь и тянешь ручки. Тебя так удобно брать за них, или за бока, и гладить и все рады и хорошо.

А помнишь, Максик работал в «Береге», и частенько заходил вечером поужинать нехитрой снедью, и как-то предложил снять «как будто рекламное фото», где ты очень интересуешься тарелкой сухариков? Тебе всегда нравилось всё, что хрустит, и конечно, тебе всего этого особо не доставалось, ты ел свой корм, но поинтересоваться ведь можно. Ты облизываешься над тарелкой сухариков, стоящей на табурете, у меня есть картинка.

Помнишь, я уехал без тебя? Потому что иначе было невозможно, так уж получилось. И совсем никак было не забрать с собой, и насколько это затянется, неизвестно. И ты скитался =(. Ты скитался некоторое время по моим отважным товарищам, и осел надолго у одного из них, и всё это почти на год или около того, бесконечное спасибо всем, кто тебя сберёг. Я совсем отвык от того, что ты у меня есть, но в какой-то момент тема поднялась, и тебя настойчиво попросили забрать; мне удалось это сделать дистанционно, попросив и организовав целую операцию с помощью многих прекрасных людей. В назначенный день я встретил ребят, летящих транзитом, и тебя с ними в Шереметьеве, и ты совсем-совсем не боялся ничего, ни в аэропорту, ни в самолёте, только немножко тошнил на посадке, ну а кто осудит, всех запросто может тошнить на посадке. И даже грохочущего метро не испугался, и практически сразу уверенно и прочно поселился в своём новом странном доме среди многих новых людей, и стало сразу гораздо правильней, чем было. Кажется, ты совсем не сердился, и не забыл меня, даже после такой долгой разлуки. Только ручки больше не тянул почти никогда, только встречал. Зато примерно в то же время ты стал мне очень горестно выговаривать по возвращении из всяких поездок, которых было иногда немало, как тебе было грустно и одиноко. Невыносимо долго и одиноко. Разрывающим все мои внутренности голосом, и я хотел бы как-то иначе реагировать, и даже отчасти получалось, но всё равно почти всегда не выдерживал и всегда кричал на тебя, чтобы ты перестал, потому что это было невозможно переносить, как гвозди горстями. Но всякий раз после этого ты прощал, мне удавалось загладить разлуку, и всё становилось хорошо. У меня есть картинка, буквами.

А помнишь, на Таганке ты ходил гулять на балкон, куда открывалось кухонное окно, и оттуда в гости к соседке, потому что это был балкон её комнаты. И спал на телевизоре, стоявшем в кухне, потому что он тёплый? Иногда, совсем уж сладко уснув, ты неловко поворачивался, и падал, и это было ужасно трогательно и по-детски обидно, как же, так хорошо спал и вдруг. А ещё потом ты крал из этой комнаты-с-кухонным-балконом вещи уже другой соседки, наверное, потому что они тебе нравились, уносил их к нам и оставлял напоказ посреди комнаты. Немного неловко поначалу было возвращать их (вдруг это я, ахаха). А потом как-то раз, когда мы разговаривали возле кухни, ты деловито прошёл мимо, сопя, и широко ступая вокруг свисающей из зубов майки, с потрохами через это сдав схему преступления, и это было гомерически смешно и прекрасно.
И умел всегда как следует полежать, и отдаваться этому полежанию полностью — и тебя можно было обложить вокруг и поверх в несколько слоёв нетяжёлыми предметами, и ничто не могло нарушить этого равновесия. Оля строила на тебе дом из, кажется, лампочек в коробках, и смеялась, что ты так легко не обращаешь внимание на все эти мелочи, будучи занят важным. Или ещё можно было застелить тебя одеялом или покрывалом, убирая кровать, и ты лежал внутри этого слоёного пирога, благостно и уверенно, этакой солидной большеглазой начиночкой. У меня есть картинки.

А ещё как-то раз, по совершенно неизвестной причине, вовсе не к зиме, а, кажется, аккурат её после, ты зачем-то отпустил богатый длинный мех. Маленький серьёзный паренёк, оттого, что шубы стало совсем уж неприлично много, начал казаться ещё более небольшим и суровым, этакий меховой шарик. «Как норвежский китобой», с густой окладистой бородой и косматой гривой. У меня есть картинка.

Помнишь, мой балкон был в нише с соседним, и половина, что у соседей, была застеклена. Ты пару раз уходил сидеть на самый край их половины, на том, что стало подоконником, нешироким и заметно наклоненным наружу; я недосмотрел, не сообразил, что туда вообще можно выйти а ругаться на тебя в таком раскладе было бессмысленно, лучше было не пугать, а просто звать обратно. И хотя с высотой ты всегда был осторожен, это было самое опасное с ней заигрывание. У меня есть картинка.
Помнишь, когда мы приехали сюда, сначала у нас был полный дом и балкон старых вещей от прошлой жилицы, частично пожёванных попытками ремонта, вперемешку со строительным мусором, частью не особенно старательно собранным в мешки — мы только что покинули обросшую сложностями прошлую квартиру и жизнь, у нас теперь не было соседок, и было полно свободы делать что и когда угодно и можно было залезать на лежащие на балконе боком шкафы, и сидеть совсем рядом с краем барьера и смотреть, что там внизу и вокруг. Ещё ты пробирался среди бурелома остатков чужой жизни и следов неряшливых попыток стереть её следы для будущего, пробирался в самые недосягаемые для меня глубины, туда, где по углам кончался барьер. Там было прельстиво и любивно лежать и выглядывать из дырок в барьере наружу. Кто ходит, интересное и птички. А потом я, наконец, решился и выбросил всё — день мусорных работ, и огромная пустая лоджия в шесть тридцать пять шириной, и тебя стало можно не пускать смотреть наружу, или забирать, если ты пойдёшь — но оказалось, что ты так аккуратно и осторожно это делал, что я перестал беспокоиться. А потом нас застеклили, заодно заделав барьер до цельного, и больше стало нельзя. У меня есть разные картинки.

А помнишь, я протирал от уличной пыли пластиковые верёвки для белья на балконе (когда они ещё были), чтобы не испачкать бельё, а ты вдруг напал на меня, напал, напал. Потому что влажная тряпка, скользя по длинной струне родит ужасный громкий визг, и это, конечно, какой-то неизвестный гадкий другой напал на нас и кричит, и надо было его побить, чтобы перестал. Я рассердился на тебя, и, кажется, отругал и мы, наверное, даже подрались. А в другой раз ты пережидал уборку на антресоли, откуда без нужды ни за что бы не стал прыгать, но превозмог себя и прыгнул вниз, потому что снова кое-кто, не будем показывать пальцем, ужасно громко и страшно свистел тонкой насадкой пылесоса, и ты опять напал, напал, напал. Потому что гадкий страшный. А я вскинулся сердиться, но тут же вдруг понял, что ты ведь совсем не виноват, потому что просто очень испугался, и гадкий другой, и что-то ведь надо было делать. И поэтому протянул руку успокоить тебя, и ты тут же перестал бояться и воевать. И вместо ссориться лишний раз помирились.
А ещё помнишь, у нас всё время гостили или жили самые всякие штуки или звери, и иногда они убегали и бродили по дому. И всегда можно было понять, что кто-то убежал, и найти его по тому, как и где ты внимательно интересовался неожиданными местами — непременно рядом оказывался беглец. То паук. То случайно рассыпанные мыши. Непонятные и манящие, но всё-таки страшноватые летающие. Совсем какой-то удивительный кролик, которого хотелось заесть и надружить, но он всё время бегал и трогал всё зубами. Много интересного, много волнений. Даже птички. У меня есть картинки.

А помнишь, как-то раз тебе подарили игрушку-удочку с мышью на резиночке. Игрушек у нас не водилось, ты не очень-то игручий парень, весьма деловой, вот разве светотень всегда завораживала (а уж лазерная указка и вовсе умри всё живое), но эта мышь тебе внезапно понравилась, и ты очень с ней играл и ловил её, и вдруг она извернулась, возвращаясь, и случайно стукнула тебя по носу. Лёгкая, укутанная в какую-то ткань, но всё-таки пластиковая внутри, она, видимо, оказалась не такой уж мягкой. И ты, кажется, так обиделся на неё, что всякий раз после этого, стоило начать её гонять по полу, было бросался за ней, но тут же осекался и прятался. Так и не прижилась, жаль.
Не любил, прямо сильно, когда настраивают гитару, помнишь? Гитара была вообще не очень-то, прямо скажем, но настройка особенно. Не то из-за скрипа колков, не то вот этого всего сопутствующего дребезжания, я не знаю, но тебе очень не нравилось и ты, сидя или полулёжа рядом, всем видом это показывал, хмурился и тихонько дребезжал, тряся усцами. А потом как-то незаметно и постепенно перестал — может, потому что я редко достаю что-то кроме старой доброй классики, а нейлон не звенит? А может, привык и решил, что не стоит твоего внимания, или тебя перестало беспокоить в этом процессе то, что беспокоило. Я не знаю. Кажется, ты этим громоздким штукам с неприятным голосом не доверял, они ещё так громко иногда падают, и тебе всегда казалось, что на коленях можно было бы подержать и кое-кого более подходящего, и это было бы много лучше. Жаль, что помещался на них обычно кто-нибудь один из вас, негодовал ты вполне справедливо. У меня есть записи.

Помнишь, когда растения вдруг стали деревьями, и выросли большими и их в доме стало много, я стал по теплой погоде ставить их на балкон, конечно же, на пол. Получился неплохой, хотя и несколько куцый, пыльный и чумазый, садик-оранжерейка. Не хватало чего-то — и туда на лето стал переезжать твой большой домик, тот, о который так ловко когтить, с большой лежанкой сверху. Ты прокусывал стоящим рядом фикусам листья, кажется, просто из интереса к ощущению, как ловко зубы проходят сквозь толстые глянцевые пластины — вряд ли они хороши на вкус, да и латекс из них этот липкий. И ел драцену, потому что все любят есть драцену, и интересно. И ходил в зарослях, как маленький тигр, а тигру иногда можно писить далеко в лесу, нельзя ругать. И ещё прошлым летом я догадался наконец, что домик можно поставить на скамеечку, отчего он будет выше, и сверху снова можно будет глядеть через край балкона наружу — теперь уже через остекление или сетку в открытом окне, и стало совсем преловко.
Помнишь, я так много раз бывал на тебя сердит или обижен, и так много раз был тобой недоволен, слишком много, кажется сейчас, и наверняка не реже давал тебе поводы испытывать ко мне то же самое. Но это жизнь вместе, иначе никак, радости-обиды, раздражённость и досада и нежность с любовью и желанием вдруг обнять так крепко, едва не до хруста, чтоб втянуть, растворить в себе и спрятать там — всё это туже и туже сращивает, свивает с каждым годом в хрустящий жгут, так, что уже и не бывает иначе, как возвращаться в дом, где ты всегда есть — рассказываешь что-то, что случилось у котов, спишь или отдыхаешь, сидя сбоку, или яростно требуешь ласки, трогая колючей рукой или бодая и бодая левую руку, мешая набирать какой-нибудь дурацкий текст, или лёжа между руками, или бродя где-то за спиной, или на диване, или а где у меня котов, ах вот где ты, вот так вот ты придумал сюда спрятаться?

*****


Многим кажется, что ты милый няшный котик, потому что ты так выглядишь и я тебя таким слышу. А ты довольно сложный дяденька, который не даётся никому в руки, но следует по пятам, хочет доминировать и быть неотразим, но только на своих условиях. «Мерзкий мяв», есть такое мнение, и скажем честно, это близко к истине, характер и голос у тебя не всегда подарок. Но ведь почти всё остальное время я знаю тебя совсем другим, и, в общем, такой ты гораздо больше ты. Хитроватка и добрячок. Организующий пространство и разговоры вокруг себя.

Ты знаешь обо мне столько, сколько, пожалуй, не знает никто, и я так много о тебе знаю; странно, время от сегодня и назад, несколько лет, они к нам ближе всего, и должно быть больше всего памятного, за них прошедшего, но почти не получается разобрать какие-то отдельные события. Обрывки только — как тихонько глажу тебя, чтобы успокоить, но не разбудить, когда бурный сон, или как пинцетом аккуратно шелушу тебе во сне пятку, потому что зачем-то чешуйка, будет же цепляться. Держу на руках у окна, зимой — посмотреть на улицу, там собаки и птички, или сажаю на полку, чтобы ты не боялся уборки и не помогал чересчур. Зарываюсь тебе в загривок, потому что красивый и какой-то, не знаю, надёжный чтоли, и выдыхаю туда медленно — и там теперь пятно горяче-тёплой шубы. Мало цельного и связного — отчасти, наверное, потому, что есть все эти истории, которые вокруг тебя выросли, и их незачем повторять. Отчасти потому, что всё происходящее с нами здесь постепенно и незаметно слилось в один сплошной непрерывный и плотный поток, внутри которого ты всегда присутствуешь, даже отсутствуя — я всегда знаю, где ты, с кем и как. Кажется, время и я и всё вокруг сложилось наконец в этакий самодостаточный маленький мир, пусть и несколько скучный, может, но спокойный и хороший. Небольшой дом, как будто впаянный в янтарь, с неярким светом и уютом. И главная и большая часть этого уюта усата, большеглаза и в шубе, и спит, свернувшись в совсем недавно появившейся, но самой правильной, наконец-то обретённой, лежанке с юнион джеками. Вот это всё я и есть, и из этого в основном состою — эта комната, этот неяркий свет многих лампочек, этот уют и ты. И всё что с нами происходит. И куда я возвращаюсь.

Ловлю себя, между прочим, на мысли, что довольно долго совершенно не соизмерял тебя ни с чем, просто жил себе и жил, и всё время рядом ты, и так и надо. Принимал как должное и естественное. И однажды не то сам, не то кто-то спросил, я вдруг задумался — ведь тебе сколько-то лет. Ты ведь размещён во времени, и у тебя есть в нём длина. С некоторыми усилиями удалось восстановить в памяти две тысячи первый год рождения (да, наверняка), вот и посчитай-ка. Кажется, тогда тебе вышло что-то около или больше десяти. И кажется, примерно тогда же я стал всерьёз думать о том, что мы не вечные. А ты был невелик и бодр, подкупающе юн, весел и совершенно беспечен. А я рад, что ты есть и спокоен, на тебя глядя.

…Как всякий раз перед новым годом или днём рожденья, загодя начинаешь немного примерять новую цифру. Уже не та, что сейчас, а без малого следующая. Почти старше. Ты-то, конечно, вряд ли, зачем потому что, а я за тебя да. Кажется, в этом году чаще, чем обычно, спрашивали, сколько тебе — «шестнадцать, почти семнадцать». Год уже кончается, вот и новый почти, а там и март, и где-то в нём твой день рождения. Всё как следует. А потом вдруг что-то идёт не так. Настолько не так, что нет же, нет, и нет, но всё-таки да. И пришлось очень часто отвечать на вопрос, сколько тебе лет, раз пять или десять с конца прошлого года: «Шестнадцать. Почти семнадцать.» И столько раз слышать, что ты на них не выглядишь, но уж слишком неприятный повод, чтобы с лёгким сердцем радоваться, какой ты молодец. Столько всего случилось с тех пор, от спокойствия и планов, через катастрофы и паники до оглушительных надежд, от страха по самым разным поводам, до благости и умиротворения. Я ждал, что всё более-менее быстро удастся починить, боялся, что нет, потом мысленно прощался с тобой и тут же, всё это иногда в течение одного часа, говорил себе уверенно — глупости, мало ли что вообще, бывает быстро, бывает подольше, но лечат ведь. Думал всякие нелепости, о том, что это совсем не те перемены в жизни, о которых я столько думаю, и не та цена, которую я готов за те, желаемые, отдать. Мне страшно, хотя, я ведь прекрасно понимаю, когда-нибудь, иначе не бывает, что-то такое должно было случиться, но вдруг, да нет же, точно, улучшения не всегда происходят сразу. Мелкие, мелкие шажки непонятно куда, ужасно долго и утомительно это всё. А потом приближаются самые далёкие, важные даты-вешки, на которые было завязано больше всего надежд, а надежды совсем не оправдываются. Совсем наоборот.

После всего нас отпустили домой, и мне невероятно грустно, что уже ничего не исправить, но в то же время стало в каком-то смысле спокойнее — было ужасно жалко нас обоих все эти дни, и так хотелось, чтобы это уже поскорей закончилось. Нет, не так, конечно, совсем не так, совсем-совсем не так. По-другому, совершенно иначе. Чтобы не поэтому отпустили, не с этим не за этим. Что бы я ни делал сейчас, будет только неизбежное. И я тут, с тобой, я провожу рядом всё возможное время, и когда ты просто спишь рядом, сбоку, безмятежно свернувшись калачиком, это так похоже на то, как это происходит всегда и всё ведь хорошо, всё как следует, и все на местах. Если ненадолго забыть, отвлечься и не думать о происходящем. Потом ты просыпаешься, и хочешь куда-то пойти, и всё снова становится совсем, совсем не так, как нужно, совсем не так. Смотрю, как скрываешься за дверным проёмом и думаю о том, что в этом доме всё вокруг кричит о том, что ты есть. Буквально, все стены тобою зияют, храня на себе столько всякого, что было тут с нами. А помнишь, а помнишь, а помнишь, а ты тогда, а я, а ещё мы, а ещё там вот. А ещё всегда. Пойдём, давай я тебя отнесу и включу попить воды.
Ты таешь и таешь с каждым днём, тебя качает при ходьбе, как былину на ветру, и мне так страшно думать о том, что тебя придётся отпустить, я бы так не хотел. Хотя уже смирился с тем, что когда-то, совсем уже, видимо, скоро, это случится. Непохоже, чтобы у тебя что-то болело, ты спишь и отдыхаешь легко, но всё слабеешь день ото дня, и выматывает видеть как всё меняется, как самое привычное всё сложнее даётся. Поначалу кое-как ложился спать, потому что вдруг утром тебя не застану, но потом устал опасаться и привык, и будь, что будет, будет утро. Кажется, тебе не очень до эмоций, и ты мало реагируешь на меня, но всё равно иногда приходишь, пока я ещё лежу, укладываешься рядом гладиться и включаешь мотор, будто успокаиваешь. Всё замирает на какое-то время. И когда ты вдруг неплохо поел и утром пустая миска, или оживляешься и интересуешься окружающим, всякий раз неистребимая надежда, ну правда, не может же быть, чтобы не было вариантов, ну.

Может, увы. Ты и так со мною много дольше, чем я в панике придумал, не представляю, сколько у нас есть ещё, оказывается, у угасания столько градаций. Главное, чтобы не получилось, что я не дома, когда очень нужен тебе зачем-нибудь. Удивительно, сколько всего сил и жизни в таком маленьком организме, и какие мы хрупкие, но в то же время живучие. Как же выть-то хочется, когда ты мурлычешь сейчас.

*****


Десять раз считал себя готовым к этому, но нет, не приготовишься к такому. Очень плохо умещается в голове осознание, что новая цифра больше никогда не настанет, и я не отвечу её никому на вопрос, сколько тебе лет, и мы не покиваем с интересующимися, согласно и довольно, как молодо ты выглядишь для такого возраста. Ты никогда не повторишься, будет новый день и новый год, и новое всё, но где-то внутри меня ты всегда так и будешь жить и организовывать пространство, маленький добрый и серьёзный мальчишка, золотой мой рыбачок. Там нас ничему не разлучить.

А здесь тебе теперь всегда останется шестнадцать.

Совсем-совсем почти семнадцать.

…И самое страшное пришло мне в голову уже почти напоследок. Что если ты чувствовал себя похоже, когда я уезжал от тебя куда-нибудь? Я бы на твоём месте не кричал навзрыд, а тупо выл бы без остановки в углу, ты сильней меня.

(**.03.2001 – 03.02.2018)

_